Вт
27.06.2017
10:44:43
Поиск
Наш опрос
Услугами какого оператора Вы пользуетесь?
Всего ответов: 22
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Rambler's Top100 Все для сотовых телефонов! Полифонические мелодии, каталог телефонов, цены на телефоны, JAVA игры.
Block title
Block content
Амортизаторы BOGE (Германия) для ВАЗ, TOYOTA, BMW, AUDI, HONDA, Мерседес, OPEL, FORD, MITSUBISHI и других автомобилей Автомобили :: купля-продажа тест скорости интернета Иван Сусанин - новый каталог Интернет ресурсов

САЙТ ДЛЯ ДРУЗЕЙ

ГМО

Генетически модифицированные продукты.

Пугающие темы сегодня искать не приходится. Помимо проблемы «перенаселения» и следующей за ней по актуальности проблемы нехватки продуктов питания без малого уже пол века шумно обсуждается «дежурная» и весьма доходная тема о близости экологической катастрофы от применения, например в земледелии, пестицидов, удобрений и прочей «химии». Впрочем, даже если бы всех этих «проблем» не имелось бы, некоторые ученые для решения весьма далеких от науки задач все равно стремились бы насаждать в сельское хозяйство биотехнологии или, как нынче модно говорить, генную инженерию (ГИ).

Мнение специалиста:
Лауреат Нобелевской премии 1995 года Дж. Ротлат

«Меня беспокоит то, что некоторые достижения науки могут привести к созданию новых видов оружия массового поражения, возможно, даже более доступных, чем ядерное. Генную инженерию вполне можно отнести к подобным достижениям, благодаря тому пугающему развитию, которое она получила в последнее время»



Суть ГИ заключается в следующем: всякое растение или животное имеет тысячи различных характерных признаков. Например, у растений это цвет листьев, количество семян, наличие различных витаминов в плодах и т.п. За каждый признак отвечает определенный ген (греч. Genos – наследственный фактор). Ген представляет собой маленький отрезок молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК), который и определяет конкретный признак растения или животного. Если убрать ген, отвечающий за появление какого-нибудь признака, то исчезнет и сам признак.
И напротив, если ввести, например растению, новый ген, то у него возникнет новое качество.
Модифицированное же растение благозвучно именуется трансгенным, но правильнее назвать его, как это испокон веку принято, мутантом.
Манипуляции с генами, а по существу вторжение в прерогативу Бога неизбежно приводят к непредсказуемым последствиям и опасным сюрпризам, представляющим угрозу для растений, животных и окружающей среды в целом.


Исследователи, проводившие эксперименты в Мичиганском университете, установили, что создание резистентных (устойчивых) к вирусам ГИ - растений вынуждает эти вирусы мутировать в новые, более стойкие и потому более опасные формы.
Ученые Орегона обнаружили, что ГИ – микроорганизм Klebsiella planticola «съел» абсолютно все находившиеся в почве питательные вещества (пока, к счастью, не на всей планете Земля, а лишь на полигоне).
Агентство по охране окружающей среды США в 1997 году выступило с аналогичными заявлениями по поводу трансгенной бактерии Rhizobium melitoli и т.д.
Увы, список сей весьма длинен.
Западноевропейские «зеленые» (Greenpeace, «Друзья Земли» и другие организации) нарекли ГИ – продукты питание «едой Франкенштейна».
Возможно, кого-то из читателей это покоробит. Однако даже при ближайшем рассмотрении опасностей, вызванных «едой Франкенштейна», герой романа Мэри Шелли покажется шалунишкой, которым можно устрашить разве что дошкольников.









Устрашающая соя.

Например, американская компания Pioneer Hi-Breed Int сконструировала генетически модифицированную (ГМ) (или ГИ – генетически измененную) сою с генами бразильского ореха в уповании «улучшить» соевый белок.
Исследователи из университета в Небраске, проводя эксперимент, взяли сыворотку крови у людей, страдающих аллергией на бразильские орехи.
Выяснилось, что, если люди с аллергией такого вида употребят в пищу ГМ-сою (скрещенную с бразильским орехом), это вызовет сильнейшую аллергическую реакцию, возможно, с летальным исходом.
По этому поводу New England Journal of Medicine грустно констатирует: «В данном случае ген-донор был известен своим аллергенным воздействием, удалось вовремя взять анализ крови у людей, подверженных аллергии на этот продукт.
В результате ГМ-соя была успешно изъята из производства… В следующий раз нам может повезти меньше».


Генетически измененная соя – изобретение химического гиганта Monsanto. С помощью ГИ в ее генокод были встроены частицы ДНК цветка петунии, бактерии и вируса.
Исследования британских корпораций «Сэйнзбери» и «Маркс-Спенсер», французской «Карефо», санитарных служб Голландии, Швейцарии, Дании, Великобритании, японской агропромышленной корпорации «Киринбрюэри», Мексиканских исследовательских центров и российских ученых Ирины Ярыгиной, Виктора Прохорова и многих других однозначно подтверждают, что употребление ГИ – сои приводит к возникновению онкологических и нервных заболеваний, а также к необратимым изменениям иммунной системы человека.
После многолетних исследований специалисты клиники педиатрии при Корнельском университете (Нью-Йорк) твердо убеждены, что кормление детей ГИ-соевыми продуктами (даже с частичным содержанием последних!) увеличивается риск заболеваний щитовидной железы как минимум в три раза, с чем согласны и ученые федерального департамента сельского хозяйства США.


Но пока суть да дело, ГИ - корпорации суматошно продолжают распространять пресс-релизы о результатах очередных исследований неких групп безымянных ученых (помните советское выражение – «группа товарищей»?).
Специалисты с мировыми именами, пытающиеся внести гармонию в «хор анонимов», незамедлительно подвергаются обструкции.
Весьма характерное явление: многие компании, применяющие ГИ - технологии, устно заявляют, что не используют ГИ, но никаких письменных подтверждений этого не дают.




Изменившийся картофель.


В 1999 году передовицы британских газет были посвящены вызвавшим громкий скандал результатам исследований доктора Арпада Пустаи (Роуэттовский институт). Доктор Пустаи обнаружил, что употребление в пищу генетически измененного картофеля, в ДНК которого встроили гены подснежника (!) и вируса капустной мозаики, способствует возникновению заболеваний молочных желез.
Корнеплод под названием «картофельно-вирусный-подснежник» значительно отличается по химическому составу от «простой картошки» и поражает жизненно важные органы и иммунную систему у питавшихся им лабораторных крыс. Но самым тревожным явилось то, что заболевание у крыс возникло, видимо, под воздействием вирусного промотора, используемого практически во всех Ги–продуктах – сое, кукурузе (маисе), помидорах и т.д.
Выступление доктора Пустаи по телевидению вызвало бурную реакцию. Его тотчас уволили, но, тем не менее, он был услышан.


Королевское общество Великобритании наказало впредь оглашать только окончательные результаты научных экспериментов и занялось изучением доводов, приведенных Пустаи.
А Британская медицинская ассоциация потребовала введения моратория на выращивания ГИ-культур. Правительство же ее величества, долго молчавшее о Ги-технологиях, официально выступило с предложением исследовать проблемы, связанные с возможным риском использования Ги–продуктов для здоровья.
Принц Чарльз неожиданно для многих поборников «здорового» ГИ-питания возглавил… борьбу с Ги–продуктами, предназначенными специально для детей!
Но и это еще не все – многие владельцы магазинов в разных странах ЕС объявили, что не будут продавать Ги–продукты. А три крупные транснациональные корпорации, производящие такие продукты были привлечены к суду.
Скандальные результаты исследований доктора Пустаи докатились и до российских «диетологов», вызвав шквал эпитетов относительно личности самого доктора и даже… его внешности.
Однако никто не смог хоть как-то аргументировать свое возмущение, не говоря уже о том, чтобы опровергнуть полученные доктором Пустаи данные.


Так что же это такое – генная инженерия? Отчего ее «успехи» порождают страх не только у «зеленых», но и у многих выдающихся (увы, западных) ученых и даже наследных принцев, заявления которых уж никак не могут быть связаны с саморекламой или недостаточной компетентностью?
Попробуем разобраться, но в начале совершим небольшой экскурс в историю генной инженерии (биотехнологии).



История экспериментов с генами растений.


В 1865 году монах августинского ордена Грегор Мендель (1822-1884) опубликовал законы наследственности, которые вывел, наблюдая за горохом.
Он утверждал, что невидимые, внутренние «единицы информации», или «факторы», передаются по наследству от одного поколения к другому.
В конце 60-х годов XIX столетия швейцарский биолог Фридрих Мишер выделяет из пропитанных гноем перевязочных бинтов вещество, которое он называет «нуклеин» (нынешняя субстанция наследственности – дезоксирибонуклеиновая кислота, или ДНК).
В 1902-1903 годах Уолтер Станборо Саттон объявил, что «факторы» Менделя локализованы именно в хромосомах. В 1909 году датчанин Вильгельм Йохансен нарекает «факторы» Менделя генами.
В следующем году Томас Хант Морган определяет расположение различных генов мушки дрозофилы в хромосомах.
В 1943 году фонд Рокфеллера приступает совместно с мексиканским правительством к проведению «зеленой революции». Норману Борлафу, заместителю директора фонда Рокфеллера, действительно удается поднять урожайность пшеницы с 750 кг до 2,7 т с гектара.
В 1951 году Розалинд Франклин делает четкие рентгенокристаллические снимки дезоксирибонуклеиновой кислоты. Это позволяет Джеймсу Уотсону и Фрэнсису Крику расшифровать структуру ДНК и разгадать механизм передачи потомству родительских генов. Результаты исследований были опубликованы в журнале Nature за 1953 год, а сами исследователи получили Нобелевскую премию.
И все же активно развиваться генная инженерия начала с 1970 года, когда Д. Балтимор, Г. Темин и С. Мидзутани одновременно обнаружили и выделили в чистом виде обратную транскриптазу – фермент, применение которого значительно упростило получение копий единичных генов.
Это открытие позволило П. Бергу получить молекулу ДНК, включавшую весь набор генов онкогенного вируса SV40, часть генов бактериофага и один из генов кишечной палочки, то есть молекулу, ранее не имевшуюся в природе!
Для введения генов в клетку употребляются элементы бактерий – плазмиды. Это небольшие молекулы ДНК, пребывающие не в ядре клетки, а в ее цитоплазме и способные внедряться в хромосому чужой бактериальной клетки и самопроизвольно или под каким-либо воздействием покидать ее, присваивая себе хромосомные гены клетки-хозяина. Затем, плазмиды воспроизводятся, образуя множество копий.
В 1973 году ученые пересаживают ДНК от одного живого организма другому. Стенли Коэн и Энни Чанг (Стэндфордский университет), а также Герберт Бойер, соединив ДНК вируса и бактерии, «создают» кольцо с двойной устойчивостью к антибиотикам. Так рождается генная инженерия как самостоятельная дисциплина.


Первое трансгенное растение было сконструировано в 1983 году. Биологи вставили в молекулу ДНК картофеля тюрингской бактерии, производящей смертельный для колорадского жука белок. В то время наивно полагали, что на другие живые организмы он не действует.
Благодаря этим открытиям появилась возможность применять генетический материал почти как в детском конструкторе – созидая организмы с запрограммированными свойствами.
Вполне понятно, что это породило огромный энтузиазм научной общественности. Многим грезилось, что вот-вот начнется новая эра, - эра биотехнологии, когда капитулируют наследственные болезни, а благодаря трансгенным растениям и животным стремительно вырастет эффективность сельского хозяйства и решится, наконец, проблема голода в странах «третьего мира».
Однако в реальности все оказалось не так просто.


Например, выращенные в Германии тополя-мутанты не должны были цвести. Однако они все же зацвели, повергнув в глубокую печаль своих творцов. А ведь имеются еще и так называемые «спящие» гены, действие которых может проявиьтся через много лет, когда остановить запущенный механизм будет невозможно.
Тем не менее, ГИ-корпорации подобные ляпсусы ничуть не тревожат, и они упорно продолжают навязывать нам свои идеи.
Высказанные здесь опасения далеки от перестраховки: применение мозаичного вирусного активатора Cauliflower Mosaic Viral promotor (CaMV) может вызвать активизацию вирусов, обычно пребывающих в покое, в тех видах, в которые он вживлен.


Известно, что CaMV «вшивается» практически во все ГИ-культуры. Сверхактивность генов является причиной резкого возрастания раковых заболеваний. Ученые требуют, чтобы все трансгенные культуры, содержащие CaMV 35S или похожие активаторы, не попадали в производство и не проходили испытания на открытых опытных полях (пчелы и другие насекомые вместе с пыльцой разносят и изуродованные гены).


Ныне многие разновидности дрожжевых культур генетически модифицированы для ускорения процесса брожения в производстве пива и хлеба. Исследования ГИ-дрожжей, включающих гены, которые ответственны за переработку глюкозы, позволили выявить, что они аккумулируют мутагенное и высокотоксичное вещество метилглиоксал. Таким образом, опасный побочный продукт жизнедеятельности дрожжей оказывается в пиве, хлебе, то есть практически во всех продовольственных товарах, в производстве которых применяются «западные» технологии.


Слово «западные» в данном случае обязательно нужно писать в кавычках, ибо в самих странах ЕС используются технологии производства продуктов питания «для внутреннего употребления».
Данный пример показывает, что продукт, полученный с помощью генетически модифицированных организмов (бактерий, дрожжевых культур или растений), может претерпеть опасные изменения, в результате которых в их составе появятся новые или уже известные токсины.
Приведем один весьма настораживающий бытовой пример. Если вы покупаете хлеб, испеченный в мини-пекарне, знайте, что в них чаще всего используют безопарный (не безопасный, а безопарный!) способ замеса теста с использованием «улучшителей». Испеченный в них хлеб, как правило, бесформенный. Дело в том, что духовые шкафы, используемые в мини-пекарнях, особой упрощенной конструкции, поэтому выпекают хлеб чересчур быстро. Этот «улучшенный» и быстро испеченный хлеб не соответствует ГОСТам на хлебопродукты и храниться недолго.
Старайтесь выбирать красивый хлеб. Если батон или буханка имеет бугристую корку, скорее всего, в тесте есть какие-либо примеси или его «улучшили» до почти несъедобного состояния. Заведомо плох хлеб, «севший на корку», - плоский.


Ныне многие разновидности дрожжевых культур генетически модифицированы для ускорения процесса брожения в производстве пива и хлеба. Исследования ГИ-дрожжей, включающих гены, которые ответственны за переработку глюкозы, позволили выявить, что они аккумулируют мутагенное и высокотоксичное вещество метилглиоксал.
Таким образом, опасный побочный продукт жизнедеятельности дрожжей оказывается в пиве, хлебе, то есть практически во всех продовольственных товарах, в производстве которых применяются «западные» технологии.


Слово «западные» в данном случае обязательно нужно писать в кавычках, ибо в самих странах ЕС используются технологии производства продуктов питания «для внутреннего употребления».
Данный пример показывает, что продукт, полученный с помощью генетически модифицированных организмов (бактерий, дрожжевых культур или растений), может претерпеть опасные изменения, в результате которых в их составе появятся новые или уже известные токсины.


Приведем один весьма настораживающий бытовой пример. Если вы покупаете хлеб, испеченный в мини-пекарне, знайте, что в них чаще всего используют безопарный (не безопасный, а безопарный!) способ замеса теста с использованием «улучшителей». Испеченный в них хлеб, как правило, бесформенный. Дело в том, что духовые шкафы, используемые в мини-пекарнях, особой упрощенной конструкции, поэтому выпекают хлеб чересчур быстро. Этот «улучшенный» и быстро испеченный хлеб не соответствует ГОСТам на хлебопродукты и храниться недолго.
Старайтесь выбирать красивый хлеб. Если батон или буханка имеет бугристую корку, скорее всего, в тесте есть какие-либо примеси или его «улучшили» до почти несъедобного состояния. Заведомо плох хлеб, «севший на корку», - плоский.



Суть «генной проблемы»

Проблема состоит в «малом»: гены, как показали научные исследования, не действует сам по себе. Они «общаются» с другими генами и изменяют свое поведение в зависимости от их влияния. Оттого исход «вшивания» очередного фрагмента абсолютно непредсказуем, даже если действие этого фрагмента изучено основательно.
В частности, весьма занятно завершился эксперимент по укрупнению лососей. Помните обязательный киножурнал перед фильмом в кинотеатрах советского периода? Так вот, лососи в одном из таких киножурналов выглядели громадными и полнотелыми, вот только их нельзя было есть, поскольку мясо «модифицированных» рыб почему-то оказалось… зеленого, «экологического» цвета.
Потому, наверное, и помалкивают нынче инженеры от биотехнологии, да и рыбоводы Дальнего Востока уже давно не красуются перед объективами кинокамер с ГИ-лососями в мозолистых руках…
По информации Центра нормирования и сертификации МЗ РФ на 26.02.01, в Российском федеральном реестре пищевых продуктов вписано 81 наименование продуктов-мутантов. Это концентраты соевого протеина, мука соевая, пищевые волокна из сои, сухой напиток из той же сои, крупка соевая, соевые спец продукты для спортсменов, соевый заменитель молока, картофель, кукуруза (маис) и т.д.
Все эти соево-кукурузно-картофельные изделия называть растительными пищевыми продуктами весьма затруднительно, так как изготовлены они из растений-животных. Кстати сказать, страны ЕС их полностью или частично бойкотируют.




Почему разрабатываются ГИ-технологии.


Производители трансгенных продуктов рекламируют свою продукцию, как правило, так: «Генетически измененная пища является более здоровой, более калорийной и имеет более привлекательный вкус и внешний вид. Благодаря биотехнологии продукты можно будет выращивать, используя меньше воды, земли и пестицидов. Таким образом, мы победим голод и уменьшим нагрузку на окружающую среду».
Цитата взята из стандартного рекламного текста.
Это неправда чистой воды! Исследования показали, что, например, американские фермеры, выращивающие ГИ-растения, используют значительно больше пестицидов, чем обычно.
Дело в том, что фермеры могут использовать такое количество определенного гербицида, какое захотят, уничтожая сорняки и не нанося ущерба самим ГИ-культурам. Подсчитано, что благодаря выращиванию устойчивых к гербицидам растений использование токсичных веществ широкого спектра действия, созданных, чтобы убивать буквально все живое вокруг, возросло в масштабах нашей планеты в три раза!


Весьма показательно и многое проясняет то, что лидерами ГИ-промышленности являются те же самые компании, которые производят эти самые гербициды. Компании создают ГИ-растения, устойчивые именно к производимым ими гербицидам, что дает им возможность увеличивать объемы их продаж фермерам, которые, в свою очередь, применяют большее количество отравляющих веществ для борьбы с сорняками. Замкнутый, но весьма прибыльный для всех участников круг. Компании получают прибыль от ежегодных продаж семян и гербицидов к ним – излишки урожая у фермеров вынуждено покупать федеральное правительство в рамках проекта поддержки производителей сельхозпродуктов.
Ну а далее эти самые излишки рассылаются в виде гуманитарной помощи по всему миру и, таким образом, они оказываются и в России.


Увеличение применения гербицидов в три раза далеко не предел: в Новой Зеландии с началом возделывания сои Roundup Readu от компании Monsanto использование гербицида Roundup (разумеется, той же компании Monsanto) выросло аж в 200 раз!
Устойчивые к гербицидам или вырабатывающие собственные пестициды ГИ-культуры порождают весьма серьезные проблемы. Вредители и сорняки уже начинают приспосабливаться к нынешним гербицидам, а это означает, что в ближайшем будущем понадобятся более токсичные препараты для борьбы с ними. Затем сорняки и вредители адаптируются к новым гербицидам. Потребуется еще более мощные токсичные вещества… и т.д., до логического конца, когда будет отравлена вся планета, а бороться станет просто не с кем.


И вот что получается: компании разрабатывают генетически измененную посевную культуру, устойчивую только к производимым ими же гербицидам. Далее, ГИ-посевной материал после сбора урожая фермеры обязаны (до последнего зернышка!) сдавать ГИ-компании. На следующий год они вынуждены снова покупать семена у этой же компании, а после сбора урожая опять сдавать посевной материал. И так далее: заплатил – посадил – сдал.


Суть биотехнологии (генной модификации) вовсе не в придании неких дополнительных полезных свойств продуктам питания, а в закабалении вечных покупателей ГИ-семян и гербицидов. Но почему фермеры сдают весь посевной материал? Почему, как в случае с обычными семенами, не оставляют себе семенной фонд, а покупают его вновь и вновь? Потому, что у них подписан контракт с ГИ-компанией, обязательным пунктом которого является обязательная сдача посевного материала. ГИ-компании патентуют свои «разработки» и являются правообладателями на трансгенные растения. Именно поэтому они продают свои семена только на одну посадку, чтобы на следующий год вновь продать те же самые семена. За примерами далеко ходить не надо – патентование и контроль за соблюдением условий покупки семян, например корпорацией Monsanto, приносит немалый доход. В США Monsanto нанимает даже детективов известного агентства «Пинкертон», чтобы найти и привлечь к суду фермеров, утаивших ее семена ГИ-сои для возделывания в следующем году. Опираясь на закон о патентах, Monsanto требует получения прав на инспектирование фермерских полей, чтобы узнать, на самом ли деле они возделывают их с использованием именно ее пестицидов и гербицидов..


Но всему есть предел, и торговый агент штата Айова Марвин Рединиус предъявил иск фирме Pioneer Hi-Breed (в настоящее время эта фирма входит в корпорацию DuPont). Юристы Центра безопасности продовольствия (CFS) способствовали решению вопроса по этому столь неожиданному иску, который Рединиус направил в Федеральный суд США. Они заявили, что зерновые и биотехнологические патенты, выданные Патентным бюро США с 1985 года, незаконны, потому что американский конгресс никогда не предусматривал введения патентов на зерновые культуры. Таким образом, семенные компании имеют право использовать для целей размножения всякие семена, а фермеры, в свою очередь, имеют законное право сохранять их для повторного возделывания. (По материалам, любезно предоставленным Джоном Фагном, профессором молекулярной биологии, - Maharishi University of Management Fairfield, Iowa, USA 52557-1078)


Поданный Рединиусом иск обратил Monsanto и другие биотехнологические корпорации в панику. В марте 1999 года в Wall Street Journal была опубликована статья, в которой говорилось, что «биотехнологическая индустрия дрожит перед угрозой потери патентов» и что в опасности оказались многие миллиарды долларов инвестиций для компании типа Monsanto, DuPont и Novartis


Совершим теперь небольшой экскурс в историю. Итак, первый патент на ГИ-продукт был выдан в США в 1985 году, в Европе ГИ-продукцию патентуют с 1997 года. А теперь обратите ваше внимание на следующие чрезвычайно интересные моменты. Выдача патентов на Ги-продукты – это грубейшее нарушение Конвенции ООН «О биологическом разнообразии» (ст. 1,3 и 15, параграфы 1 и 7) и Евразийской патентной конвенции, запрещающей патентование растений и животных.
Пикантность ситуации в том, что уж коль выданы патенты на ГИ-продукты компаниям – разработчикам этих продуктов, то всякий житель планеты может точно так же патентовать уже «запатентованное» и затем вполне «законно» объявить себя «правообладателем», выдавать лицензии на использование и т.д. По закону его никто не сможет привлечь к суду за нарушение «авторских прав». Конвенции ООН и Евразийская патентная конвенция «перевесят» любой кодекс страны.


Если суд в США или любой стране ЕС хоть раз удовлетворит иск о незаконности патентования ГИ-организмов, то наплыв трансгенов прекратится. Будет создан прецедент. А это значит, что транснациональные ГИ-корпорации перестанут получать много миллиардные прибыли.


И еще одна, наводящая на грустные размышления цитата, на этот раз из рекламы оборудования для производства соевых суррогатов: «Каким должен быть идеальный товар, на производстве которого можно быстро заработать? Он должен быть необходим потребителю – тогда он будет хорошо продаваться, независимо от ситуации в стране. Еще он должен быть с «легендой» - эксплуатирующей ту или иную высокую идею (здоровья, религии, любви к животным и т. д.). Так вот, всеми этими качествами в полной мере обладают продукты из сои, на производстве которых в России именно сейчас можно сколотить состояние» («Деньги» № 19, 1999, с. 21). Комментарии, как говорится, излишни…



Миф о сое и правда о ГИ-сое.

Первое место в мире по производству ГИ-сои прочно занимает США. Но первое место в мире по потреблению ГИ-сои столь же прочно занимает Россия.
С чего бы это вдруг? Ведь Россия не принадлежит к странам с традиционным потреблением сои.
Данный факт полностью противоречит рекламным фантазиям популяризаторов соевых суррогатов о якобы имеющем место отставании России в потребление сои от «цивилизованных» стран. Почему? Ответ прост: либо цифры для рекламы попросту взяты с потолка, либо используются данные неких общественных организаций, достоверность которых очень относительна. Подобных организаций в западных странах превеликое множество, и все они публикуют результаты своих исследований, не претендующие на полный охват какого-то региона (например, всей территории США) и выражающие их собственные пристрастия, и не более того. Ни в одной стране мира нет ничего подобного Госкомстату – единой статистики потребления, скажем, продуктов питания по всей номенклатуре товаров.


Но, может быть, россияне, уверовав в целебность «нормальной» и генетически измененной сои, поголовно сидят на соевой «диете»? Разумеется, нет. Разгадка феномена проста: российские граждане потребляют сою в огромных количествах и в любом виде, даже не догадываясь об этом.
Дело в том, что в начале 90-х годов в России как-то незаметно родилась новая отрасль «кормовой» индустрии – производство аналогов продуктов питания. Эрзацы изготавливаются в основном из соевых бобов, а «улучшением» мясных и молочных продуктов с помощью натуральной и ГИ-сои ныне увлекаются все больше и больше производителей съестного.
Сегодня насчитывается свыше 500 видов «продуктов питания», в которых натуральная основа заменена соевым суррогатом. Цель их введения – удешевление производства, но преподносится это как придание неких мифических дополнительных питательных свойств и высоких вкусовых качеств продуктам.









ГИ-соя – печальные последствия.

Поскольку белки ГИ-сои – гибриды бактериальных и растительных организмов, биологически они принципиально новые, а посему не могут быть причислены ни к растительным, ни к животным – это растительно-животный белок животного-растения. Превращение сего «универсального» белка из полезного в патогенный зависит от малейшего изменения аминокислотного состава. Предугадать же, как поведет себя вшитый ген, возьмется разве что дедок с «сильным биополем» или футуролог, в очередной раз тыкающий пальцем в небо, но никак не серьезный ученый.
Собственно, спекуляции по поводу богатства сои белком и сделали ее популярной на короткое, «модное» время среди людей с невысокими доходами.


В сое действительно содержится немного больше белка, чем в других бобовых, однако соевые продукты бедны протеином, поскольку в состав сои входит особый фермент, подавляющий активность белков и ферментов, необходимых для их усвоения. Причем при термической обработке сои этот фермент не уничтожается. Кроме того, употребление в пищу сои может привести к хронической неспособности усваивать аминокислоты.


Свойство сои взаимодействовать с ферментами и аминокислотами организма может приводить к печальным последствиям для головного мозга. Доктор Уайт с коллегами из Гавайского центра исследований предполагают, что изофлавоны (вещества растительного происхождения) соевых продуктов блокируют долговременную память.
Кроме того, специалисты Национального центра токсикологии США в 1997 году констатировали (точнее, подтвердили результаты исследований 1959 года), что изофлавоны сои разрушают щитовидную железу. Ранее, в 1996 году, Британский департамент здравоохранения предупреждал, что изофлавоны опасны для детей и беременных женщин. Ныне американскими и английскими учеными окончательно установлено, что изофлавоны оказывают антиэстрогенное действие, влияют на менопаузу.


Некий доктор Стэнли Басс, на которого любят ссылаться адепты «здорового» ГИ-питания, в своем многостраничном опусе после претенциозных и невнятных обоснований полезности соевого суррогата в конце пишет: «Хотя влияние соевых продуктов на здоровье человека еще не изучено, но уже с уверенностью можно сказать, что продукты из сои – здоровая пища». Вот так удивительно получается: еще не изучено, но уже с уверенностью можно сказать, что полезно






Мнение специалиста:
Профессор молекулярной биологии Maharishi University of management Fairfield, Iowa, USA Д. Фаган

«ГМ-компоненты могут вызывать непредсказуемые изменения в самой природе нашей пищи, которые нельзя будет повергнуть вспять.
Гены бактерий, вирусов и насекомых, которые никогда ранее не входили в человеческий рацион, теперь «вплетены» в нашу пищу. Никто не знает, безопасно ли это. Генная инженерия – не безошибочная наука. Ученые могут, пусть даже не умышленно, изменить геном растений, в результате чего могут возникнуть невиданные ранее белки с совершенно неизвестными свойствами»





Благодаря долгосрочным исследованиям, проведенным в азиатских странах с традиционным соевым рационом, было установлено, что мужчины, постоянно употребляющие сою (по крайней мере два раза в неделю), имеют больше нарушений головного мозга в сравнении с теми, кто никогда не использовал соевых продуктов или употреблял их крайне редко (эпизодически).
В свою очередь, японские ученые продолжительное время изучали влияние соевых продуктов на тироидные гормоны (гормоны, вырабатываемые щитовидной железой) здоровых людей. Результаты оказались скандальными – прием 30 гр. (2 ст. ложки!) соевых продуктов в день только в течение одного месяца приводят к значительному повышению тироидстимулирующего гормона (TSH). А ведь это не что иное, как подавление тироидной функции, приводящей к развитию зоба, особенно у людей старшего возраста.


Колебания уровня тироидов у детей наиболее часто оказываются причиной аутоиммунных заболеваний или реакций (аутоиммунные заболевания – реакции иммунитета, направленные против собственных тканей и органов, например коллагенозы, нефрит). Исследователи из медицинского колледжа Корнельского университета установили, что у детей с аутоиммунными заболеваниями щитовидной железы частота кормления их молоком на основе сои в ранний период жизни была «достоверно выше». В результате предыдущих исследований, проведенных там же, ученые обнаружили, что среди детей, страдающих диабетом, в два раза больше таких, кого в детстве кормили соей.
Оказалось, что соя ведет к потере веса головного мозга. Эти данные были получены в итоге тщательного медицинского обследования 864 мужчин. Обычно «усыхание» мозга происходит в старческом возрасте. Но у любителей сои этот процесс начинается значительно раньше и протекает гораздо быстрее.
Все соевые продукты содержат фитоэстрогены, основным компонентом которых являются изофлавоны (к ним мы еще вернемся) – вещества, очень похожие на половые гормоны млекопитающих.
Уже упоминавшийся здесь доктор Уайт из Гавайского центра исследований обнаружил, что изофлавоны конкурируют с естественными эстрогенами (гормонами) за рецепторы в клетках мозга. По аналогии это можно представить так, если бы некий академик-пищевик предложил вам употреблять в пищу гормональные медицинские препараты. Каким, интересно, было бы ваше мнение о компетенции такого «диетолога», да и о его психическом здоровье?


Далее, в процессе эволюционного развития растения выработали множество защитных механизмов. Некоторые растения имеют колючки, другие – отвратительный запах или вкус, третьи – ядовиты.
По мнению нейроэндокринолога Клауди Хагес из Седар-Санайского медицинского центра, соя выработала механизм контроля за рождаемостью тех видов животных, которые традиционно питаются ею, - своего рода оральные контрацептивы. Таковыми в сое являются фитоэстрогены, взаимодействующие с гормонами млекопитающих и контролирующие репродуктивные функции и рост организма. Результат взаимодействия – резкое снижение рождаемости едоков.


Исследования, проведенные в Гонолулу, показали, что соевые фитоэстрогены вызывают слабоумие. Все больше и больше ученых подтверждают, что эстрогены необходимы для восстановления нейрональных структур стареющего мозга.
Дело в том, что в головном мозге существуют белки, связывающие кальций, которые участвуют в защите мозга от разрушения нейронов. Недавние исследования, проведенные на лабораторных животных в Бригамском университетском центре по изучению мозга, показали, что попадание фитоэстрогенов сои в организм даже «в течении относительно короткого периода жизни» вызывает существенное повышение уровня фитоэстрогенов в мозгу и уменьшение концентрации связывающего кальций белка.


Кроме того, мозг использует тирозин и фенилаланин для синтеза важнейших нейротрансмитеров – дофамина и норэпинефрина – веществ, обеспечивающих состояние активности организма. Дофамин необходим для координирования мышечной работы. Для иллюстрации: болезнь Паркинсона, помимо прочего, характеризуется снижением синтеза дофамина.
Особенно важно для нас, что низкий уровень дофамина и норэпинефрина вызывает усиление депрессии и иных нарушений настроения.
«Синдром дефицита внимания» ученые напрямую связывают с разбалансировкой дофаминовой системы. Доказано, что соя влияет на активность тирозин-гидроксилазы животных, а это, в свою очередь, способствует серьезному нарушению процесса утилизации дофамина. Употребление всего лишь пищевых добавок (БАДов – биологически активных добавок, или пищевых добавок) с соевым лецитином во время беременности приводит к снижению активности коры головного мозга эмбриона.


Апологеты соевого питания утверждают, что вредность сои можно существенно снизить за счет особенностей технологического процесса. Например, при производстве соевого молока бобы вымачиваются в щелочном растворе, а затем нагреваются до 115 С для удаления как можно большего количества веществ, подавляющих активность ферментов, в частности трипсина. Благодаря использованию этого метода действительно уничтожаются многие, но далеко не все вредные вещества сои. Кроме того, такой способ изменения натуральных природных свойств белков приводит к побочному эффекту: оставшиеся полезные белки становятся практически не перевариваемыми.


Этот процесс делает сою бесполезной, балластом для организма, причем фитаты – вещества, блокирующие усвоение минеральных веществ, - неизменно остаются в соевом молоке и продолжают свое «черное дело» по разрушению головного мозга.
Существует и другой путь влияния сои на мозг. Например, через содержащуюся в сое фитокислоту. Она блокирует усвоение важней